Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

1

Не ржавеет душой Немоляев - 1998

- Андрей, я смотрю у тебя в руках какое-то письмо.
- Да, Кирилл, ты совершенно прав, это действительно письмо, и оно находится у меня в руках. Пишет наш постоянный сосед Иван Кандыба из города Ковылкино Мордовской АССРЮ капитан внутренней службы в отставке: "Я и все мои товарищи глубоко возмущены т.н. творчеством г-на Немоляева, солиста рок-ансамбля Boney Nem. Мало того, что его, с позволения сказать, "музыканты" в совершенно диком, отвратительном виде исполняют так полюбившиеся всему советскому народу песни Джо Дассена, Мирей Матье, Демиса Руссоса и других звезд эстрады, на которых росли наши дети, он ещё и замахнулся на святая святых - нашу историю! Читая его псевдонаучный труд "Истерия СССР", понимаешь, что такое омерзительное по своему цинизму чтиво, поливающее грязью все этапы нелегкого пути нашей Родины, мог написать только оголтелый ненавистник нашего народа и совершенно бездуховный человек, для которого нет ничего святого. Хотелось бы взглянуть в глаза этому проходимцу, завоевавшему дешевую популярность среди ему подобных на волне демократии". Ну что, Кирилл, доигрался?! А ведь был приличным человеком, артистом балета…
Collapse )
1

Стас Намин о радиостанции "SNC"

Вся информация с сайта Стаса Намина: http://www.stasnamin.ru/a_press/



Алексей БЕЛЯКОВ - Стас НАМИН: «ШОУ-БИЗНЕС МНЕ НЕИНТЕРЕСЕН» - Столица № 18 (128) 1993

— Анастас Алексеевич...
— Нет, просто Стас.
— Хорошо. Стас, скажите, пожалуйста, а как же ваша знаменитая радиостанция «Эс-Эн-Си»?
— Когда-то я был очень увлечен созданием радиостанции. Нетрудно объяснить, по каким причинам. Это была своего рода революционная деятельность, потому что вдруг рупор, который всю жизнь находился в коммунистических объятиях, попал вдруг в частные руки. Что хочешь — то и говори. А что касается превращения ее в коммерческую радиостанцию, то мне это даже и не приходило в голову. Поэтому первые два года, что мы существовали, я просто запретил там рекламу. Сейчас вроде радиостанция снова возникает — ее ведь закрыли: какая-то комиссия по частотам. И если «Эс-Эн-Си» выйдет в эфир, я тоже не буду знать, что там происходит. Потому что мое личное увлечение прошло.
— Но ведь радиостанция называется вашими инициалами. Неужели вам совсем неинтересно?
— Интересно. Если она будет плохая, то, конечно, я вмешаюсь.
— А как вы узнаете, что там происходит?
— Ну вот вы придете и скажете мне: «Что-то ваша радиостанция голову морочит». Но такого не может быть, потому что я очень ответственно отношусь к тем людям, которых я приглашаю на работу. Я просто пригласил людей примерно того уровня образованности, культуры, который мне кажется подходящим. И дальше они уже импровизировали.
— Скажите, а вы ведь наверняка имели возможность позвонить на «Эс-Эн-Си» и сказать: «Поздравьте сегодня мою жену с днем рождения». — Да, или любовницу...
— Предположим...
— Вашу (смеется). Вы знаете, это чисто коммунистический вопрос. Потому что у нас в стране люди не при¬выкли к тому, что можно иметь что-то в собственности. Да, теоретически я мог это сделать, поскольку это была частная радиостанция.
— Если на «Эс-Эн-Си» не было рекламы, то за счет чего она существовала?
— За счет моих денег. За счет меценатства. Мы не имели никаких партнеров, никаких дотаций, никаких кредитов. Я вообще ни разу в жизни не брал кредитов. Поэтому возникла такая странная ситуация, которую я и сам, честно говоря, объяснить не могу: откуда ж деньги брались? Из «тумбочки», что ли? Нет. «Тумбочки», к сожалению, не было. В принципе, начиналось все не с денег. Сейчас все считают, что нужны обязательно вложения, чтоб начать, а мне всегда казалось, что надо, наоборот, начать, а потом уже делать вложения.


http://www.stasnamin.ru/a_press/stolitca.html

Владислав ТАРАСОВ – «СТАС НАМИН: Я не знал, что родился в Кремле» МК № 250-А (45) 5 ноября 2000

Многим очень нравилось "Радио Эс-эн-си", почему его больше нет?
— Когда Горбачев однажды сказал, что разрешено все, что не запрещено, я решил опробовать реальность этой установки. И действительно, кое-что получилась - частная радиостанция "Эс-эн-си". Там принципиально не было никакой рекламы, а основное время отдавалось музыке, причем зачастую такой, о которой "массы" не имели представления - Том Уэйтс, к примеру. У нас не было никакой цензуры. Тексты ведущих - чистая импровизация людей, которые не имели опыта подобной работы. Просто с моей субъективной точки зрения, люди с таким уровнем интеллекта имели право импровизировать в эфире. И на "Радио Эс-эн- си" выросло много известных персонажей - Настя Рахлина, вдова Башлачева, которая после его смерти именно с помощью "Радио Эс-эн-си" вышла из глубокой депрессии, Эркин Тузмухамедов, "Квачи", Кирилл Немоляев - человек пятнадцать можно назвать, и все оказались талантливыми личностями. Карьеру там никто не собирался делать. Это был завершенный проект, который выполнил свою функцию, — радио два года служило окном в запрещенную ранее культуру, оно, наверное, несло в себе какой-то импульс свободы, и поэтому во время путча нашу станцию наряду с "Эхом Москвы" захватили автоматчики и остановили ее деятельность. Только после этого я ввел туда прямую трансляцию новостей "Би-би-си", но через некоторое время комиссия Министерства связи приняла решение отобрать у нас частоту вещания. Я, конечно, мог бороться и отстаивать справедливость, но решил, что задуманное по сути уже получилось.

http://www.stasnamin.ru/a_press/mk1.html


Александр Чудодеев – «Цветы жизни» - Итоги № 10 (717) 8 марта 2010

Что касается шоу-бизнеса - я никогда не относился к нему с интересом. Он меня всегда раздражал. Те мои проекты в начале перестройки - независимые радиостанция и телекомпания, фирма грамзаписи и даже концертное агентство - я не назвал бы шоу-бизнесом. Это было скорее самоутверждение новой свободы. То, чего раньше невозможно было даже представить. Это можно с натяжкой назвать шоу, но уж точно не бизнесом. Денег там вообще не было, или они играли второстепенную роль. На всех этих проектах я скорее их тратил, чем зарабатывал. Раньше мне и во сне не могло присниться, что возможно сделать собственную радиостанцию без идеологической цензуры, без государственных учредителей и даже партнеров. Это была моя собственная радиостанция, где я запретил пускать рекламу. Какие уж тут шоу-бизнес и коммерция. Но нас вместе с "Эхом Москвы" закрыли во время путча 1991 года. Пришли автоматчики и вырубили эфир. То, что закрыли политическое "Эхо", это было понятно, но нас-то чего? А потому что мы были независимыми. Мы не говорили о политике, но могли начать в любую минуту. И, главное, нас нельзя было контролировать и нельзя было нам диктовать.

http://www.stasnamin.ru/a_press/itogi1.html
1

Программа "Виртуальность". Радио РаКурс 1997 (Дмитрий Завалишин и Георгий Кузнецов)

Радио "РаКурс" январь 1997
Дмитрий Завалишин и Георгий Кузнецов в программе "Виртуальность" Сергея Замуруева

[Ведущий] Сергей Замуруев
[dz] Дмитрий Завалишин http://dz.livejournal.com/profile
[ГК] Георгий Кузнецов http://www.snarky.com/Snarky/
скачать
Collapse ).
1

как я слушал «SNC» : )

Честно говоря, с датами у меня совсем плохо. Я цифры, в принципе не запоминаю. Да и вообще память девичья, раз и оппаньки… Помню только, что школу закончил на следующий год, после гибели Цоя. То есть в 91-м. От этого и веду все отсчеты, что к тем годам относятся. А на «SNC» наткнулся я весной 91-го.
Злобный теле-ящик мне никогда не был близок, а вот радио-спектакли по всевозможным каналам, радио «Маяк» и всевозможные «голоса» я слушал с малолетства. Потому и приемник «VEF» был одним из самых важных агрегатов в моей комнате, не считая вертушки и фотоувеличителя. И вот, в один прекрасный день, сидя на балконе, поймал я весьма интересную волну. Что ни песня, то… Как говорил гробовщик Безенчук: «Что ни гроб, то огурчик». Всё в тему, все свои «в доску». А потом кто-то из ведущих запулил в прямой эфир полностью, только что вышедшую пластинку «Крематория» - «Зомби». Как сейчас помню, слушал я этот эфир, лежа в ванной. Не мог расстаться с приемником ни на минуту... С этого момента я, можно сказать, начал жить по «SNC»

Слушал я, правда, в основном только «русскую службу», западный рок меня тогда (да и сейчас) интересовал постольку-поскольку, а когда я услышал квачей… меня неожиданного для меня самого просто заклинило на них. Тем более, что пластинка «Мы вас любим!» была у меня тогда одной из любимых. (Кстати, куплена она была в секции уцененных грампластинок. Вместе с «Зоопарком», «Аквариумом» и «Браво». Ну, что скрывать, рок-музыку у нас в городе (г. Железнодорожный, экс-Обираловка Московской области) не особо любили. По крайней мере, если судить по соответствующему отделу магазина «Мелодия»)

К тому времени, когда меня засосала мотологическая доктрина, я уже работал. (Через месяц после школы я уже работал. Нужны были деньги на пластники, а желание учиться, школа отбила навсегда). А работал я библиотекарем в центральной библиотеке. Вполне хипповая работа, я считал тогда, да и сейчас так же считаю. Это позже, когда я освоился там уже совсем окончательно, я стал приносить приемник с собой на работу, а сначала я на обед сбегал домой, подгадывая перерыв так, чтобы успеть на «Здрастинафиг!». Прослуши… простите прощения, пронюхивались мотологи исключительно на балконе. Почему? Свежий воздух? Разумеется, но, на самом деле главная причина в том, что, несмотря на то, что Железка не так уж далеко от Москвы расположена, слышимость у нас была просто отвратительной. А на балконе ловилась волна намного лучше, нежели в комнате. Во время прослушиваний, как можно увидеть на фотографии, в ход пускались всевозможные музыкальные инструменты)

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Как я уже сказал выше, позже... где-то с лета я стал таскать с собой на работу приемник. Зрелище я собою являл презабавное. Сначала посетитель библиотеки слышал некий странный шум, треск и щелчки. Это я ловил волну. Потом он натыкался на антенну, которую я для лучшей слышимости выдвигал подальше в коридор, а потом уже имел счастье лицезреть меня. Шестнадцатилетнего хиппа в вязаном свитере, с панковской цепочкой a-la Sid поверх оного. Или, когда было тепло, в больничной темно-синей пижаме моего дедушки, которую, в принципе можно было принять издали за пиджак. На фото я в ней, кстати. Правда ведь, очень даже приличный прикид? Тем же летом, дабы я не мучался, таская с собой на работу свой "VEF", добрейший гардеробщик подарил мне... вы не поверите! Приемничек "Сокол"! Кто в теме, тот поймет мою радость. Слышимость, как ни странно, у него была даже лучше.
А еще с работы можно было звонить в эфир и заказывать песни, или просто общаться, что я и делал периодически. (Дома у меня телефона не было). Помню только, что я или вовсе не представлялся или же, назывался Пафнутием Леонардовичем Волосатовым (более идиотского прозвища придумать я не смог). Как-то Галямин, или еще кто-то из ведущих, удивленно произнес в "хотлайне":
- Странно... Позвонил человек... Передал привет мотологам и попросил поставить... "Уездный город N". Не знал, что квачи "Зоопарк" слущают....

Получить автографы тов. Пуздого и Зирнбирнштейна было элементарно просто. В одном из писем, а писал я довольно много, (вернее не писал, а присылал всевозможные веселые вырезки из газет и журналов, коих в моем распоряжении, как у библиотекаря, было предостаточно), я просто послал чистую открытку с обратным адресом. Что написал Акакий я уже не помню, а от Торвлобнорра открытка вернулась с надписью "ЁШШШ С МЯХКИМ ЗНАКОМ". На следующим фото, как раз и видны обе эти открытки. Кроме того, в одном из эфиров зачитывались, присланные мною стихи замечательной поэтессы Юнны Мориц "Носки", начинавшиеся так:
Не надо грязные носки
Забрасывать под шкаф!
Они черствеют от тоски
В такую глушь попав!

Там негде бегать, в мяч играть,
Несчастные носки!
Потом нельзя их отстирать -
Порвутся на куски...

Но самой удачной находкой оказались стихи про Ежа, вырезанные из журнала "Советский Союз" (был и такой)
- Ёж, Ёж, где живешь?
- В лесу.
- Ёж, Ёж, что ты пьешь?
- Росу.
- А зачем тебе иголки?
- Чтоб меня не съели волки!
Само собой, что стихи мотологи не могли не переделать, и в эфире, а после и на концертах они звучали так:
- Ёжж, Ёжж, где живешь?
- В лесу.
- Ёжж, Ёжж, что ты жрежжь?
- Колбасу.
- А зачем тебе иголки?
- А чтоб меня муравьиный лев не схавал!!!
На концерт, где сии стихи прозвучали в первый раз, я тоже попал без напрягов. Выиграл конкурс, на котором нужно было придумать какие-то речевки про «SNC». А может и на другую тему, но точно речевки. Билеты забирал у Роберта Редникина, одного из самых любимых ведущих радиостанции. Э... А нелюбимых-то и не было. Но "самыми-самыми" были у меня Спиридонов, Галямин и Редникин.
Но... время-то идет... Любовь, она ж тоже, нечаянно нагрянет. Вот и на меня она нагрянула нечаянно. Так что, стало мне немного не до квачей, и не до славной радиостанции. А потом и армия мною излишне заинтересовалась. Так что пришлось мне распрощаться с родной уже, к тому времени, библиотекой и нестройным шагом отправляться... правильно... куда еще может идти честный хиппи... в дурку... Где я и "отслужил" три месяца. И не было там ни одного волосатого, который не знал бы о «SNC», и не оплакивал бы ее безвременную кончину.

Собственно вот) Всем спасибо, все свободны.